arzarra

Category:

Зловещее знамение коричневой корриды

Июнь. Отупляющая жара. Яркое немигающее солнце слепит глаза. Над всей Россией безоблачное небо лишь изредка омрачается весёлыми грозовыми тучками, приносящими освежающие летние дожди. Непривыкшие к климату, типичному скорее для знойных банановых республик, аборигены клюют носом в часы испанской сиесты, лениво прогуливаются в панамах по вечерним бульварам и успокоенно засыпают, досмотрев очередной футбольный матч мирового чемпионата. 

Но не доверяйтесь обманчивому затишью! Возможно, уже скоро разразится буря, которая безжалостной волной сметёт это маленькое счастье большой страны и оставит каждого из нас один на один с новой, непривычной, кажущейся сейчас немыслимой реальностью. Спящий народ просыпается. Он медленно, ещё не доверяя своим ощущениям, пробуждается от долгого нездорового сна. Сна, который породил чудовище. Сна о великой нации, о сильной стране и её славных победах. 

Четыре года назад дарованный свыше олимпийский триумф разжёг в душе Спящего убийственный огонь высокомерия, который выплеснулся в явь и схлестнулся с дьявольским пламенем властолюбия и алчности Бдящего. Сон проник в реальность, реальность проникла в сон. Отныне северное царство Морфея не могло больше оставаться прежним.

Год спустя хранители наших снов осознали, что старые схемы больше не работают, а их колдовские усыпляющие чары требуют слишком много сил, которые через несколько лет всё равно неминуемо иссякнут. Пора было готовиться к пробуждению и началу реализации кошмара, отложенной полтора десятилетия назад из-за неготовности общества, устаревшей оборонной промышленности и деморализованной армии. Они создали новый план. В котором сладкий сон, наконец, становился горькой явью. Но он требовал ещё около трёх лет на подготовку. Поэтому им пришлось собраться с силами и пустить в ход все остатки снотворной магии для того, чтобы продержаться ещё один электоральный цикл. 

Подготовка к пробуждению началась. Было окончено перевооружение армии, в ходе сирийской кампании произведены испытания нового оружия, робототехники, систем связи. Создана национальная гвардия. Расставлены по местам все необходимые для последующих рокировок должностные лица. Разработан комплекс заведомо крайне непопулярных реформ и достигнуты договорённости по поводу контролируемых протестов против них. Слабо контролируемые протестанты Навального и неконтролируемые анархисты Левого Блока также были подготовлены к массовым уличным акциям. Тем временем в стране прошли выборы, наступило лето и начался футбольный чемпионат. Вот теперь пора будить Спящего. Добро пожаловать в реальность!

Правительство огласило основной список одиозных реформ и вытащило на свет божий свой главный козырь — повышение возраста. В рамках пенсионной реформы в нём не было острой необходимости. Действительно, на тот момент уже была реализована гораздо более гибкая балльная система, позволяющая по мере необходимости ещё несколько лет практически незаметно для большинства обывателей в достаточно широких пределах корректировать число имеющих право на получение пенсии и её размер. Кроме того, резервы доступные правительству ещё не были исчерпаны. А ещё были многочисленные финансовые потоки, утекающие под различными прикрытиями из госбюджета в олигархические компании и холдинги, способные ещё долго кормить не привилегированных капиталистических иждивенцев, а простых российских пенсионеров. Но у повышения пенсионного возраста были кое-какие неоспоримые преимущества. Во-первых, в отличие от балльной системы, эта часть реформы была проста и понятна даже ватным идиотам российских провинций. Во-вторых, она гарантированно вызывала неприятие у 80% населения. В-третьих, обеспечивала проблемы на рынке труда и резкий рост протестного потенциала. И, наконец, в-четвёртых, позволяла в случае массовой мобилизации заместить работающих призывного возраста способными работать молодыми пенсионерами. 

Итак, первый тореро с алым капоте повышения возраста уже вышел на сцену. А через несколько часов на неё будет выпущен красный бык массовых протестов. Коррида началась. Приготовьтесь — она будет долгой. Ведь разозлить до потери разума заспанное, инертное российское общество будет очень непросто и займёт немало времени. Потребуется как раз около двух-трёх месяцев. Чтобы к осени — обычно наиболее политически насыщенному сезону — подготовить быка ко второй терции — терции массовых беспорядков. И тогда первый тореро, молодой и низкорослый уступит место второму — военному, постарше и выше ростом. А тот, в свою очередь, доведёт быка и публику до специфической кондиции, необходимой для третьей терции — чрезвычайного положения и смены власти. Гонг! Появляется третий тореро и вместе со вторым они добивают обессиленного быка беспорядков под восторженные крики толпы. Теперь третий тореро — народный герой. Он восстанавливает порядок и провозглашается новым лидером нации. 

Ничего не напоминает последний пассаж? Ну конечно же, у всех, кто помнит историю XX века, он наверняка ассоциируется с приходом к власти итальянских фашистов. Эта схема проста: запугать беспорядками средний класс, а также привилегированных иждивенцев и рантье, особенно страшащихся беспорядков и левого радикализма, подавить их железной рукой и установить новый, ультраправый режим, который без такой специфической подготовки общества воспринимается как слишком маргинальный. В современной путинской России, восемнадцать лет молившейся на стабильность, порядок  и сильного лидера, сделать это будет очень просто. Порог необходимого насилия достаточно низок, антифашистские силы раздроблены и малочисленны, а бдительность общества усыплена. Вовремя опознать новых российских фашистов, совсем не похожих на дебиловатых бритоголовых драчунов со свастиками, смогут лишь немногие обыватели.

Ультраправые в России существовали всегда, но пик их видимой активности пришёлся на конец 1990-х. В нулевых власть начала с ними борьбу по всем фронтам и за прошедшие годы, кажется, наголову разбила фашиков и нациков всех мастей. На первый взгляд это выглядит довольно странно на фоне правого курса, достаточно последовательно проводимого руководством страны. Но на самом деле поражение ультраправых в России — лишь иллюзия. Их социальной базой изначально были представители низшего класса, как правило, молодые мужчины с низким интеллектом и повышенным уровнем агрессии. Это придавало движению характерный негативный имидж, который был заведомо неприемлем для широких слоёв населения. Кроме того, эти выходцы из социальных низов могли в будущем представлять угрозу для собственности крупных капиталистов. Поэтому они были загнаны в подполье, а им на смену пришло «респектабельное» ультраправое движение, в бóльшей степени ориентированное на средний класс. 

В настоящее время новые ультраправые не бросаются в глаза, не объединены в миллионные группы, не имеют официального прикрытия в виде крупной партии или движения, у них нет единого лидера. Но такое положение даже более выгодно для организаторов описанного выше «управляемого переворота». Когда придёт время, такой лидер легко сплотит их всех. Ведь у него не будет альтернатив, старых связей в маргинальной среде и будет опыт реальной победы над политическими противниками и хаосом беспорядков. 

Может показаться парадоксальным предположение, что оппозиционный лидер ультраправых будет представителем действующей элиты. Но на самом деле никакого парадокса здесь нет. Элита просто сбросит маску центризма и выставит своего нового «эффективного менеджера» для управления страной. А российские обыватели вновь найдут в нём то, чего так долго ждали. Политика режима, вероятно, также будет лишь новой, продвинутой версией действующей. Главная причина, по которой организаторам потребовался «управляемый переворот» — потребность в быстром переводе крайне инертного общественного сознания россиян из режима летаргии и круговой обороны в режим мобилизации и наступления. Режим войны, необходимой российскому олигархату для повышения цен на природные ресурсы и металл, от которых зависит его бизнес. А также для дальнейшего усиления и без того мощных финансовых потоков из бюджета в «привилегированные» компании и холдинги под прикрытием госзаказов, программ помощи и т.д.

Каковы же будут политика и идеология нового режима? Многие их черты можно попытаться предугадать:

1. Дальнейшее усиление клерикализма и обскурантизма, пропаганды «традиционных ценностей», гомофобии, трансфобии, борьбы с чайлдфри и т.п. — тут ничего нового, та же заезженная пластинка милоновщины;

2. Обращение к истории Российской Империи, Белого движения, декоммунизация, объявление леворадикальных и анархических движений вне закона;

3. Ещё более нарочитое противопоставление России, якобы, возвращающейся к здоровым корням, и «загнивающего», порочного Запада, развращённого ЛГБТ и осквернённого мигрантами; поддержка приходящих к власти европейских ультраправых и создание новой «оси»;

4. Противопоставление РФ (а позже и «оси») как оплота «истинных» традиций, защитницы мира во всём мире и США как антагонистического ей чудовищного хищнического режима клоунствующих интриганов и злобной военщины, угрожающего всем прочим странам; 

5. Показная борьба с «пятой колонной» внешних врагов, поиск шпионов, заговорщиков, причудливая политическая конспирология в СМИ; запрет двойного гражданства, ограничение контактов с иностранцами, окончательное уничтожение российских представительств американских организаций;

6. Умеренный национализм и расизм, направленные главным образом на самых бедных, неквалифицированных мигрантов;

7. Клеймение как врагов сильной, здоровой нации всех маргиналов, в особенности крайне бедных, ведущих асоциальный образ жизни. Введение отрицательного подоходного налога, борьба с тунеядством. «Асоциальные элементы», вероятно, будут одним из главных внутренних козлов отпущения;

8. Элитизм, культивирование презрения к слабым, постоянное привлечение внимания к проблеме «лишних людей» — пенсионеров и инвалидов, которые объедают трудолюбивых россиян; переход на систему базовой государственной социальной пенсии и полностью коммерческих накопительной и корпоративной;

9. Усиление олигархии, крупных капиталистов, возвеличиваемых как надежду и опору народа, сильных столпов нации; при этом столпы постоянно будут получать всяческую поддержку от государства, тогда как бедняки — осуждаться и, возможно, привлекаться к обязательным общественным работам.

Опорой нового режима станет российский средний класс. Чиновники, силовики и чрезвычайщики, буржуазия, а также «трудовая аристократия» — газовики и нефтяники, высокооплачиваемые работники ОПК, высококвалифицированные технари, инженеры, айтишники, медики и преподаватели высших категорий, менеджеры государственных и частных корпораций, привилегированные пенсионеры и мелкие рантье. Также к ним присоединится вся старая социальная база «классических» российских фашистов и нацистов, известных нам по многочисленным относительно маргинальным течениям — от РНЕ до «Спутника и погрома». Педалирование тем державности и патриотизма одурманит и привлечёт немало простых бедных обывателей, до сих пор вопреки собственным интересам поддерживавших путинский режим.

Пока ещё не поздно в борьбе с «респектабельными» ультраправыми должны объединиться все потенциально антифашистские силы: левые — анархисты и коммунисты, социалисты и социал-демократы, троцкисты и сталинисты, а также часть правых — анархо-капиталисты и минархисты. Возможно, присоединиться к ним сможет даже часть российских «либералов», не заинтересованных в войне и не имеющих привилегий от близости к вершинам власти.

Заканчивая этот алармистский пост, хотелось бы всё-таки несколько успокоить читателей. У меня нет пока уверенности в том, что гипотеза управляемого ультраправого переворота верна. Но сама логика развития российского капитализма требует перехода страны к подобному этапу правой реакции уже в ближайшее время. У меня есть и другие варианты развития событий, в том числе и более оптимистические. Вместе с тем мы должны понимать, что быстрый переход к социализму, требующий полного отказа от капитализма крайне маловероятен, поскольку бóльшая часть населения исповедует насаждавшиеся несколько десятилетий подряд капиталистические ценности и принципы — социально-экономического неравенства (пусть даже с элементами его ограничения и государственного перераспределения), свободы конкуренции (хотя и ограниченной частично монополизмом и госкорпорациями), национализма и патриотизма, презрения к «лузерам», беднякам, изгоям общества. Все эти ценности — неотъемлемая часть менталитета 80% обывателей, для изменения которого требуется немалое количество времени и воздействие сильных, исторически значимых факторов. Мы можем лишь подготовиться к новой точке бифуркации и способствовать установлению более прогрессивного или перспективного для нас режима. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened